Сестры Луны, часть 1

В далекой сказочной стране есть дом на берегу речушки. И там колдуют при Луне три ведьмы, сестры и подружки. Их не обходят стороной, и уважают без опаски. Сейчас о жизни их лесной вам и расскажет наша сказка.

Ведьм всегда было трое. Сколько им исполнилось лет, они не помнили – слишком уж давно жили на свете. Откуда они взялись и кто их родители, забыли тоже. Знали только, что они родные сестры, и горячо любили друг друга. Хотя, бывало, и ссорились.

Самой младшей из ведьм была Чендра, веселая, упрямая, с волосами цвета пламени. Среднюю сестру звали Феба. Она была задумчивой и слегка печальной, в ее черных блестящих волосах поселилась ночь. Старшей была Селена, спокойная и мудрая, ее золотые волосы сияли, как солнце. Каждая из ведьм умела превращаться по своему желанию в зверя или птицу.


Художница Елена Саморядова

Их магия зависела от фазы Луны. Чендра набиралась сил при убывающей Луне, Феба при растущей, а Селена царила в полнолуние. Не так долго, как сестры, зато колдовство ее было намного сильнее. Когда Луна пропадала в новолуние, сестры мирно спали всю ночь, отдыхали и готовились к следующему циклу.

Ведьмы заботились о густом лесе, в котором стоял их двухэтажный дом, о его разнообразных жителях и друг друге. И всегда были готовы помочь заплутавшему путнику или случайному гостю. Порою гости были неслучайны – сестры славились своей добротой и силой. И не было болезни, которую они не смогли бы исцелить, пропавшей вещи, которую они не смогли бы найти или вопроса, на который они не смогли бы ответить. И лишь в новолуние их сила сникала… но не до конца.

Однажды рано утром в дверь ведьминского дома постучала пожилая женщина. Поскольку Феба и Селена улетели по делам, дверь открыла заспанная Чендра. Пол-ночи она в образе совы веселилась: кружилась над летним лесом и ухала во весь клюв. И теперь, разбуженная стуком, широко зевала.

– Приветствую тебя, Рыжая ведьма, – осторожно произнесла женщина.
– Меня зовут Чендрааа… Здравствуйтеее… – ведьма пыталась сдержать зевоту. Она вытерла слезящиеся глаза и спросила:
– У Вас ко мне дело? Заходите.
– Спасибо, я лучше на крылечке… – женщина опасливо оглянулась и продолжила, – Да, дело у меня. Проблема у меня, с козой.
– С козой?
– Да, купила намедни козу эту проклятую! Паренек по селу проходил вечером, купите козу, говорит, со скидочкой, говорит, не смотрите, что черная!
– А что плохого в черных козах?
– Так отродясь же у нас тут черных коз не водилось! Белые, серые. Вот я и думаю: куплю себе черную козу. На пробу. Может, она лучше чем-то. А уж как он расхваливал-то, и ест мало, и молока дает немерено, и шерсть шелковая.
– А коза?
– А коза мало что за ночь огород у меня обожрала, так еще и по крыше прыгает. Доить не дается, а только смеется.
– Смеется?
– Ну да, хихикает, злобно так. Может, черные козы и смеются, а не блеют. Но всё думается мне, что тут нечисто. Не могла бы ты взглянуть на нее… Чендра?
– Хорошо, только умоюсь…

И Чендра вернулась в дом, мечтая умыться, позавтракать, выпить чаю, принять ванну… и сначала выспаться. Но на крыльце ждала озабоченная гостья, поэтому со своими желаниями нужно было погодить. Чендра плеснула себе в лицо ледяной водой из рукомойника, глотнула бодрящего травяного настоя, чтобы не раскисать. И, на ходу приглаживая рыжие волосы, оправилась вместе с пожилой женщиной изучать козу.

По дороге выяснилось, что гостью зовут Фекла Федотовна, живет она одна, а сын у нее работает в городе. Хозяйство у Феклы Федотовны небольшое, огород да куры, вот и хотела себе козу. А тут как раз и паренек этот подвернулся, и скидка, говорит, невероятная.
– А что за паренек, – уточнила Чендра, – Как выглядел?
– Да паренек как паренек. Неприметный совсем. Не приглядывалась, темнело уже.
Тем временем они дошли до села. Село было небольшим, с аккуратными домиками, украшенными яркими ставнями. Люди в нем жили, в основном, в годах, поскольку вся молодежь отправлялась в соседний город. И лишь на лето или праздники привозила пожилым родителям собственных чад.

Коза стояла на крыше дома Феклы Федотовны и рассеяно глядела вдаль.
Чендра закрыла глаза и посмотрела на козу своим внутренним зрением. Это был не обротень, не ведьма, не морок, и все-таки здесь было что-то не так. Обычных живых существ и растения окружает легкая, светлая аура разных цветов (у самих ведьм была серебристая). Козу же окружало что-то темное. Темное и зловещее.
Чендра не была уверена, что она раньше с таким сталкивалась. Смутное воспоминание шевельнулось в глубинах памяти… Нет, не вспомнить. Тем временем коза уставилась на Чендру и усмехнулась. В темном клубящемся облаке ее ауры засветились багровые искры.

– Ты кто? – просто спросила ведьма и открыла глаза, поморгав от яркого света.
– Я-то? Я обычная коза, ме-ме-ме, – ответила коза.
– Разговаривает!.. – охнула Фекла Федотовна.
Говорящие животные были Чендре не в новинку – все лесные обитатели по-своему разговаривают. Но не на человеческом языке.
Ведьма обернулась к Фекле Федотовне:
– Мне забрать эту козу или пусть еще побудет?
– Ох. Забирай ее, забирай, милая! Огород обожрала, по крыше скачет. Еще и разговаривает! Вот начнешь ее доить, а вдруг как заругается? Забирай, забирай…
– Я не дойная, – сказала коза.
– А вчера тогда чего молчала?! – накинулась на нее Фекла Федотовна.
Коза только хихикнула. Нехорошо так.
– Веревка есть? – вздохнула Чендра.
– Я что, арестована? – презрительно спросила коза, – Не надо веревки. Сама пойду.
Она легко спрыгнула с крыши и подошла к ведьме. Оставив позади сокрушающуюся о потерянных деньгах женщину, Чендра и коза направились обратно в лес.

По дороге домой Чендра украдкой зевала. Черная коза, тихо ступавшая рядом, молча косилась на ведьму. В лесу царила полуденная тишина. Деревья довольно раскинули руки-ветви, согретые солнцем, иногда жужжал, пролетая, шмель, да белка шуршала в кронах.
Чендра повела странную козу на задний двор ведьминского дома. Там был небольшой огород, наполненный волшебными травами, колодец с прохладной водой и сарай. В этом сарае сестры хранили разную магическую утварь. Был там и горшочек-не-вари, который ведьмы использовали для диетических заклинаний, доска-самостирка с отжимом, и много других полезных вещей. Сейчас Чендре требовалась веревка, чтобы привязать козу. И она решила, что вполне подойдет Укрощающее Лассо (для краткости именуемое просто Веревкой), которое и выглядело, как добротная бельевая веревка, украшенная маленькими зигзагами.

Сестры пользовались ей, когда надо было усмирить какой-нибудь не в меру разбушевавшийся ветер. Чендра решила, что черную козу Веревка точно усмирит.
Коза, без интереса оглядев грядки со странными растениями, нахмурилась, увидев, что в руках у Чендры.
– Ты мне, кажется, не доверяешь? – коза уставилась на ведьму яркими, невинными глазами.
– Извини, нет. – ведьма выразительно покачала Веревкой.
Коза вздохнула и с насмешливой покорностью склонила шею. Чендра привязала ее к деревянным перилам заднего крыльца и ушла в дом. Сейчас она мечтала только об одном – скорей добраться до своей комнаты на втором этаже и подремать до возвращения сестер. Даже чай не попила.

Коза выждала какое-то время.
Затем подняла к шее переднюю ногу, и между раздвоенными пальцами копытца появились черные, гибкие щупальца. Этими щупальцами коза легко развязала и сняла с себя Веревку, способную удержать даже самый буйный ветер. Подняла с земли острый камушек и что-то нацарапала на деревянной ступеньке крыльца. С внутренней стороны, там, где никто не заметит. Затем неспешно направилась в лес.

С каждым шагом с козой происходили удивительные метаморфозы.
Все больше черных щупалец змеилось у нее на теле, морда как будто истаяла, превратившись в злобное, насмешливое личико. На лбу выросло еще две пары рогов. Вокруг «козы» заклубилась тонкая пыль, и там, где пыль падала на траву, трава слегка темнела.
Скоро черное, уродливое существо уже ничем не походило на козу. Оно неспешно шло через лес, забираясь в самую его чащу. Оно что-то искало.

——–> СЕСТРЫ ЛУНЫ ЧАСТЬ 2