Сестры Луны, часть 4

До узкого входа в потайную пещеру оставались считанные метры. Ламия проворно карабкалась по осыпающейся, почти отвесной скале. Чащу с живой водой из Источника она крепко удерживала на спине гибкими щупальцами. Сверху Чаша была накрыта чистым пластиковым пакетом (чтобы не расплескалось), который ламия позаимствовала в селе около леса.
Как много хлопот оказалось у нее в последнее время!

Сначала она отправилась за колдовской Чашей в их горные владения, старый, неприступный замок. За это время с их жилищем ничего не случилось. Зловещие заклинания охраняли надежно, и появляющихся вблизи людей преследовали несчастья. Поэтому замок до сих пор оставался уединенным, все вещи там были в целости.


Касьян Антонина(Корецкая)-Фотограф-Днепр-Новик

Потом ламия отправилась в ближайший город. Забралась на крышу самого высокого здания и стала слушать, растопырив уши, что да почему. Судя по слухам, ее заклятые враги, три сестры-ведьмы, так же мирно поживали в своем лесу. Как и сотни лет назад. Но то, что сотворила с ними напоследок Госпожа, должно было полностью отшибить им память. Ламия даже надеялась, что сестры забыли под воздействием заклинания свою волшебную силу. Но нет. Оказалось, тем же промышляют: исцеления, советы, пророчества… Как и всегда.

Поэтому ламия, прикинувшись черной козой, очаровала бойкого продавца из салона связи. Накинув на него невидимые путы колдовства, ламия заставила паренька отвести ее аж из города в село у леса. Давно здесь стояло это село (а когда-то – деревенька из жалких хижин), и как же оно изменилось! Впрочем, привычки вражин-сестер не менялись с годами. Как и всегда, они раскинули над своим жилищем невидимый шатер охранных заклинаний. И ламия, и другие темные существа, никогда бы не нашли самостоятельно жилище Лунных сестер.

Как здорово, что она провернула всю эту комедию с «говорящей козой»! Самая младшая из ведьм сама привела ее к ведьминскому жилищу. И осталось только оставить на лестнице метку, чтобы найти этот дом позже.
Ламия добралась до расселины и осторожно забралась в пещеру, храня Чашу. Госпожа все также сидела у дальней стены. Казалось, все эти дни она не сменила позы. Глаза Сестры Хаоса были закрыты, и лишь воскрешенная змея у ее ног злобно шипела на ламию, свиваясь в белесые кольца. Они никогда не ладили.

Ламия сняла с Чаши пакет, почтительно подошла к Госпоже. Опустившись на колени, протянула сосуд:
– Госпожа, возьмите…
Бездонно-черные глаза на исхудалом лице распахнулись, ведьма приняла Чашу. И тут же опустила туда указательный палец. В отличие от своих противников, Безлунная Ведьма не использовала магические кинжал и ложку. Она сама была магией. Древней, темной, дремучей магией. Поэтому от простого прикосновения ее пальца вода в Чаше забурлила и стала темнеть. Вода превращалась не просто в ядовитую грязь, как от плевка ламии. Вода… умирала. И при этом наполнялась каким-то сумрачным, тусклым светом, который гасил в себе слабый свет дневной.

Немного подержав в воде палец, ведьма выпила всю эту мертвую воду. Она отставила опустевшую Чащу, легко поднялась на ноги, отряхнула платье.
– Силы вернулись ко мне, – произнесла она низким, звучным голосом. – Ты хорошо поработала, ламия.
– О, благодарю Вас, госпожа! – ламия вскочила на ноги, довольно поклонилась. – Я еще плюнула в этот Источник, пусть лесные дурачки помучаются!
– Что ты сделала?..

Слова слетели с бледных уст Госпожи очень спокойно. Холодно. Леденяще.
Ламия ощутила, как ее сковывает страх. Больше всего в мире она опасалась не угодить своей Госпоже. Ламии стало очень плохо. Она вновь упала на колени, ее щупальца бессильно повисли. Ламия могла лишь, склонив рогатую голову, тихо шептать: «Госпожа, молю Вас, простите меня… простите…» Ей становилось все хуже.
Наконец, Сестра Хаоса отвела от прислужницы убийственный взгляд, и ламия, всхлипывая, завалилась набок и затихла.

– Ты очень сглупила, – печально произнесла ведьма. – Теперь они всё вспомнят. Теперь они догадаются о нас.
Безлунная ведьма повела рукой в направлении светлого, узкого лаза. Внешняя стена пещеры с грохотом рухнула, долгое эхо, затухая протянулось в горы. Ведьма взяла на руки льнувшую к ней змею и вышла из огромного разлома. Воспарив, она удалилась вверх и вдаль.
Ламия неподвижно лежала на каменном полу пещеры, вздыхая и охая. Она ждала, когда ей станет лучше, чтобы отправиться вслед за Госпожой в их темный замок.

Лунные ведьмы терпеливо ждали, когда минуют две недели и воцарится полнолуние. Этой ночью колдовать должна была Селена, самая мудрая и могучая из сестер. По случаю особого колдовства, из пристройки во дворе достали огромный, медный котел, немного позеленевший от времени. Феба тщательно почистила его, с помощью белого речного песка и особых домашних заклинаний. Тем временем Чендра собирала траву для волшебного зелья — розмарин, шалфей и донник. Кроме того, ей нужно было сделать для сестер три венка из голубого барвинка. Эти растения обладали свойством напоминать забытое.

Две недели сестры силились вспомнить то, что было стерто у них из памяти, но напоминало о себе в общих снах. Не обретя в этом успеха, Селена решила применить свои приуроченные к полнолунию силы, чтобы сварить зелье, возвращающее воспоминания.
К вечеру небо над лесом затянуло, и начал накрапывать дождик. Но управление погодой совсем нетрудно для ведьм. Поэтому к восходу Луны они расчистили от туч участок неба над своим домом, поставили во дворе котел на железную подставку, и развели под ним огонь. Пока в котле нагревалась чистая речная вода, Селена в строгой очередности добавляла туда подготовленные Чендрой травы. При этом она тихо напевала известные лишь ей одной заклинания, и помешивала варево своим волшебным кинжалом.

Все шло как полагается, ночной лес замер, прислушиваясь к странному, но красивому пению Селены. И вот немного посветлело небо, и показалась огромная медовая Луна. Величественно шествуя в темной выси, Луна постепенно меняла свой цвет на серебряный.
Когда Луна остановилась над домом ведьм и над котлом, из нее стал изливаться яркий ручеек лунного света. Он падал прямо на землю, как живое серебро, а Селена собирала его своей колдовской ложечкой и добавляла в кипящее зелье. Потом Селена, продолжая петь, окунула в лунный свет венки из барвинка, и голубые лепестки окутало серебристое сияние. Тем временем Чендра и Феба тихо сидели рядом с костром, очарованные задумчивой красотой Луны. Зелье сменило свой цвет с непонятно-зеленого на серебристый.

Колдовство удалось. Тем временем Луна продолжала свой путь по небу, и скоро скрылась за ровным краем туч.
Костер под раскалившимся медным котлом погас. Селена присоединилась к младшим сестрам, они сели в тесный круг. Надев на головы сияющие венки, сестры зачерпнули из котла немного серебряного зелья в маленькие деревянные чаши. Каждая из Лунных ведьм положила левую руку на правое плечо рядом сидящей, держа в правой руке чашу. Таким образом, круг сестер замкнулся.

– Да поможет нам сестра-Луна! – торжественно произнесла Селена, и ведьмы одновременно сделали глоток из своих чаш.
– Корицы бы добавить, – пробормотала Чендра, но на нее шикнули.
Так, не разрывая круга, ведьмы медленно допили горькое зелье, оставили чаши. Положив и правые руки на плечи друг другу, таким образом усилив свою связь, сестры склонили головы и закрыли глаза. Прошла минута. И они вспомнили.
– Безлунная ведьма! – воскликнула Чендра.
– Сестра Хаоса… – прошептала Феба.
– Наш враг, – мрачно добавила Селена.

С возвращением хозяйки, Безлунной Ведьмы, Сестры Хаоса, темный замок вскоре вновь обрел свое мрачное великолепие.
В этих высоких каменных стенах никогда не было окон. Издавна замок стоял, как огромный серый утес. Живущие в нем не нуждались в свете. Для редких гостей путь освещали зеленые магические огни.
Хозяйка замка восседала на холодном каменном троне, в большой зале. Изучая внутренним взором окрестности, она слушала доклад ламии.

– В общем, знаки мои они нашли и стерли. Но теперь-то я знаю, в какой части леса их дом. Так что, найду!
– Хорошо, – отозвалась Госпожа, поглаживая белую змею.
– Защитный руны им больше не помогут! – хихикнула ламия.
Госпожа молчала. Ламия обожающе смотрела на нее, посвежевшую, в черном струящемся платье, с изысканной высокой прической. Черные бриллианты, украшающие прическу Госпожи, тускло светились во мраке. Глаза Безлунной Ведьмы порою озарял такой же свет.

– Памятуя, что было прошлый раз, – начала Ведьма, – Было бы неосторожным вновь атаковать их «в лоб». Мы смогли тогда выманить их в горы, но наших сил не хватило, чтобы одолеть сразу трех.
– Вы сбросили рыжую с небес, заморозили брюнетку и поразили блондинку, она едва дышала!
– Да, – согласилась Госпожа, – Но Селена оказалась самой сильной из них. Она смогла призвать Хранителя Луны, напилась сил и похоронила нас в пещере. Как много прошло времени, пока я истлевала в горах вместе с моим драконом!
Темные глаза Безлунной Ведьмы загорелись яростным огнем, освещая бледное лицо.

Ламия немного помолчала, потом неуверенно произнесла:
– Я даже не знаю, остались ли в мире драконы, гарпии или вервольфы. Я читала газеты и смотрела телевизор, но все, что увидела – просто сказочки для детей.
– Ты отправишься на север, в вечные снега, – приказала Госпожа, – Люди пока не заселили его, как все остальное.
Она презрительно поморщилась. Люди давали Сестре Хаоса ее силу, но она их терпеть не могла.

– Ты отыщешь на севере мертвых драконов. Их тела до сих пор сохранны под землей. Ты одостанешь их, оживишь и пришлешь сюда. Будь осторожна, у людей появились устройства и в небесах.
– Знаю, – буркнула ламия, – Устройства называются «самолеты». Я полечу на одном из них, не пешком же мне идти на север!
– В помощь тебе я дам зелья, чтобы оживить, и посох, чтобы открыть землю. Принеси мне котел.
Ламия выполнила приказание. Сестра Хаоса погладила белую змею, собирая в ладонь сухие чешуйки. Змея довольно изогнулась и зашептала, склонившись к уху Ведьмы, слова заклинания. Белая змея была гриморией.

Тем временем ламия натаскала в котел воды из подземной реки, и принесла ящики с магическими компонентами. По приказу Госпожи, ламия старательно пополнила запас ядовитых трав и грибов, крови и частей животных, и прочих отвратительных вещей. За годы их отсутствия прежние запасы давно стали пылью.
Безлунная Ведьма повела рукой, под котлом вспыхнул зеленый огонь. Вода вмиг забурлила. Ведьма всыпала в воду собранные чешуйки и, под свистящее нашептывание своей гримории, стала творить колдовство.

Скоро зелье было готово. Ламия набрала, сколько нужно, себе в щупальца, остальное выплеснула во двор. Поднялась на лапки безголовая ящерица, слепо тыкаясь в камни. Зашуршала, прыгая, сухая выпотрошенная лягушка. Зацвело странными сизыми цветами засохшее дерево.
Ламию не волновали такие мелочи. Животных съедят хищники, дерево опять погубит зной.
Она вернулась в залу к своей Госпоже и приняла от нее волшебный посох.
– Ступай! – приказала Госпожа, – А когда ты приведешь драконов, я соберу оставшихся моих слуг. И мы захватим в плен одну из Лунных Сестер. Мы ослабим их силы.
И на темных губах ее появилась такая редкая, грозная, как удар молнии, улыбка.

СЕСТРЫ ЛУНЫ ЧАСТЬ 3 <——–> СЕСТРЫ ЛУНЫ ЧАСТЬ 5