Распушились деревья лениво

Распушились деревья лениво
И застыли в притворном покое.
А одно сжалось так сиротливо
И нахмурилось, злое, сухое.

Пережило и холод, и ветер,
И под снегом трещало и гнулось.
Всё мечтало о солнце, о лете…
Но от зимнего сна не проснулось.

Я милой стать могла… не суждено

Я милой стать могла… не суждено.
Ушла из ряда жалостных страдальцев.
И ненависть, как острое вино,
Как жгучий яд, с моих стекает пальцев,

Их превращая в лезвия когтей,
Сгибая спину черными крылами.
Там стая гарпий… я приближусь к ней…
О, сестры Мрака! Следую за вами!

Я не спешу покинуть этот мир

Я не спешу покинуть этот мир.
Ведь здесь еще так много для забавы!
Последний не развенчан мой кумир,
И мало наглоталась я отравы.

Отравы “дружбы” подлой и любви.
Густого яда вежливых симпатий.
Но я молчу. Уста мои в крови —
Так боль остра не вылитых проклятий.

Я поезд, ждущий у перрона

Я поезд, ждущий у перрона.
Готовлюсь в путь, вперед и с песней.
Я одинокая ворона.
Лечу во тьме. Так интересней.

Я роза, дуб и подорожник,
Я арфы песнь в плену мгновений.
Я — чистый холст. Идет художник…
Я жду его прикосновений.

Златое солнце во дворе

Златое солнце во дворе
Ласкает кошкам ушки.
Щекочет лица детворе,
Рисует им веснушки.

Улыбкам солнца каждый рад.
Все игры лучше летом!
И щечки детские горят,
И мир наполнен светом…