Найдите зуб трехцветного волчонка

Найдите зуб трехцветного волчонка.
Возьмите коготь тигра, а потом
Дракона синеглазого печенку
И огненным залейте всё вином,

И зелье кипятите в лунном свете.
Когда напиток станет молоком,
Его вы отнесите мертвым детям,
Которые гуляют босиком.

Согрейте детям тоненькие руки,
И обнимите, спойте песню им…
Тогда в ночи растают ваши муки,
И сердце перестанет быть пустым.

Она приходит с каплями дождя

Она приходит с каплями дождя.
Под рокот туч, полна грозой и страстью.
Заходит в дом, приветствия не ждя.
Садится в кресло. Тонкому запястью

Так мил старинный, сказочный браслет.
Она пьет кофе, шутит и смеется.
И свет ее, прекрасный, теплый свет
Надолго в этом доме остается,

Благословляя стены и жильцов,
Сияя в сердце добрыми словами.
Допив свой кофе, девушка из снов
Уходит в ночь, танцуя с облаками.

woman-2917779_1280

Ночь Ис-сух-шат

333
За ужином мать, снимая нагар со свечи, тревожно спросила:

– А где Майкл?

Ее беспокойство было не напрасным. Cегодня ночью будет новолуние. В наших местах это особое время.

Сидящие за столом родственники переглянулись. Моего отца, старосты деревни, тоже не было с нами. Он был с людьми, проверял соседские дома. В прошлый раз кто-то забыл усыпить собаку. И она привела Ис-сух-Шат к своей будке, прежде чем превратиться в кровавое месиво. Я сам видел и ту лепешку фарша, что осталась от пса, и волосы Ис-сух-Шат, исчезающие в свете солнечных лучей. Ее волосы толщиной с палец и длиной в несколько локтей. Они медленно шевелились, становясь из черных бурыми, и осыпаясь в труху.

Не успело мамино волнение охватить всех за столом, как вошел Майкл. Что-то буркнув в ответ на ее расспросы, он взял еды и занял свое место.

Майкл – мой брат, он младше меня на два года. Скоро ему исполнится тринадцать. Еще у меня есть две маленькие сестры, они тоже ужинали с нами. За столом также сидела тетушка Эмма, незамужняя сестра отца. Она живет в нашем доме и помогает матери по хозяйству.

Во главе стола ожидала отца пустая тарелка.

Пред тем, как мы начали есть, мать пожелала узнать, все ли животные опоены.

– Я опоила овец и корову, – сказала тетушка Эмма.

– Мы усыпили птиц, – сказали сестры.

Мать повернулась ко мне:

– Тим?

– Я позаботился о Быстром, – ответил я, – влил в него целую бутылку.

Быстрый – это наш конь, и я здорово с ним управляюсь. Не каждый взрослый так смог бы!

– А Дружок? Кто-нибудь опоил Дружка? – забеспокоилась мать.

– Я, –ответил Майкл. – Не по нраву ему это пойло.

– Как и всем нам, – заметила мать.

Кошек у нас не было, и это к добру. За кошками не уследишь, они любят прятаться. А в новолуние должны спать все. Конечно, во дворе у нас бегали и мыши, и крысы, и прочие мелкие твари. Но они не способны привлечь Ис-сух-шат, слишком уж малы.

Успокоившись, мать принялась за еду, но тут же вскочила – вошел отец.

– В деревне все в порядке, хвала небесам – отец устало опустился на стул. Ужин мы закончили в молчании, а затем мать налила каждому по кружке мутной, сладко пахнущей жидкости.

Меня передернуло от одного ее запаха. Это сонное средство делалось из ядовитых трав, и равно действовало на всех теплокровных тварей. Две капли на птицу, двадцать на собаку, пол-чашки на коня. Зелье отмерялось всем нам по весу и разводилось водой. На следующее утро от него немного тошнило и болела голова. Животные становились на день вялыми. Наверное, у них тоже болела голова.

– Идите спать, и доброй всем ночи, – сказала мать. – Не мешкайте, скоро совсем стемнеет.

Мы взяли кружки с сонным отваром и разошлись по своим спальням. Я ночевал в одной комнате с Майклом. Когда мы сели на постелях, собираясь выпить противную жидкость и задуть свечи, Майкл сказал:

– Я хочу тебе кое-что показать.

Он нырнул под свою кровать и достал ящик, обмотанный темной тряпкой.

– Потуши свечу, – сказал он.

Я послушался, а свою свечу он отставил на пол за угол кровати. В спальне стало сумрачно, зашевелились тени. Из коробки послышался слабый шорох. Читать далее »

Дом, в котором, Мариам Петросян (рецензия)

Каждую книгу можно назвать отдельным миром. Эти миры бывают волшебными, страшными, непонятными. Когда мы переворачиваем последнюю страницу, то благодарим автора за путешествие и расстаемся с книгой. Так бывает в большинстве случаев.

Но достаточно сложно расстаться с «Домом» Мариам Петросян и его необыкновенными обитателями. Едва пробежав глазами по последним абзацам первого издания… я захотела прочитать второе. Потому что там – больше текста, больше Дома, и я смогу узнать что-то новое о людях, которых уже успела искренне полюбить.
Что же особенного в этой книге?

Давайте на минуту представим такую картину. Летняя ночь, перед нами спокойное озеро, а в черном атласном небе сияет полная луна. Тихо плещется вода, и на волнах возникает серебряная лунная дорожка. Мы не можем ступить на нее. Волшебство пропадет, и получится лишь замочить ноги. Но мысленно мы уже пробежались по сияющему пути, и наша душа стремится к тому, что находится в его конце. Потому что там – нечто чудесное. Так и с книгой. Вроде бы, сейчас мы в привычной реальности и просто читаем, но миг – и мы уже скользим по зыбкому серебру в неизведанное.

Перед читателем с самого начала встает множество вопросов. Читать далее »

Жалейкина

Старость давно уже преследовала Дарью Ивановну Жалейкину. То мелькнет серебряной паутинкой в волосах, то ляжет тенью вдоль тонких губ, тронет глаза «гусиными лапками». Дарья Ивановна не поддавалась старости. Посещала салоны красоты, фитнес-клубы, парикмахерские. Модных косметологов. Не совсем самых модных, конечно. На самых модных у Дарьи Ивановны не было денег. Жила она вдвоем с кошкой, зарабатывала немного. И, в основном, деньги уходили на борьбу со старостью.

Внушил ли кто Дарье Ивановне, или сама она пришла к такому выводу, но считала она, что со старением жизнь человека заканчивается. И надо быть вечно юной, вечно веселой, и тогда будешь живой.
Тем временем старость подбиралась к Дарье Ивановне все ближе, касалась ее сухими пальцами. И бежала Дарья Ивановна в страхе делать маски и укладки, чтобы еще день выиграть для «жизни»… Хотя, что за жизнь у нее была такая особенная? Скучная работа в душном кабинете, кошка да телевизор.

Иногда, правда, Дарья Ивановна ходила в музеи, на выставки. Могла пойти в кино с подругою, если удавалось эту подругу уговорить. Подруги у Дарьи Ивановны были уже людьми зрелыми, воспитывали внуков. И в кино им было ходить недосуг.

Но недавно вышел хороший фильм. Про лихие приключения и красивые отношения. И Дарья Ивановна решилась пойти одна, потому что рекламировали фильм много, и ей стало любопытно.
Она купила в кассе билет и прошла в зал. Отказалась от конфет, колы, попкорна и мороженого, потому что соблюдала диету. Устроилась в мягком кресле. Потушили свет.

Сначала, как всегда, пошла реклама… Потом стали показывать сам фильм, прерывая его то и дело на рекламные паузы. И вот, когда очередная юница рекламировала очередной крем от морщин (Дарья Ивановна взяла его на заметку), сидящий справа от нее мужчина наклонился и прошептал:
– Мы вам поможем. Читать далее »