Добро пожаловать!

Добро пожаловать! Здесь вы найдете очень разные произведения: веселые и душевные, печальные и мрачные. Надеюсь, каждый из читателей найдет что-то для себя.

Разрешается свободное использование материалов сайта в некоммерческих целях.

☆ИЗБРАННОЕ☆
МОИ КНИГИ
МОИ ПЕРЕВОДЫ
СТАТЬИ И РЕЦЕНЗИИ
РАССКАЗЫ И СКАЗКИ
СТИХОТВОРЕНИЯ

ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ РАЗМЕСТИТЬ МОИ РАБОТЫ У СЕБЯ

Что мое дело? Сны да сказки,
Далекий путь, ночная жуть.
И с детства я носила маски,
Звериную скрывая суть.

Но в сад душевного томленья
Я долго строила мосты.
И жить ушла без сожаленья
В обитель Муз и красоты.

Там — солнце. Бабочки порхают,
Проходят годы не спеша…
Лишь те о саде дивном знают,
Кому видна моя душа.


Художница Елена Саморядова

Волк среди овец

Быть не собой, поверьте, мало толка.
Семья барана породила волка —
Ошиблась телом хищная душа.
Какой же отвратительный ягненок!
Рычит на всех, кусается с пеленок.
Траву он ест… но морщась, не спеша.

Наш волк растет. Он плохо спит в загоне.
Его душа летит в азартном гоне.
В томлении он воет на Луну,
Но мысленно. Не открывая пасти.
Баранам чужды яростные страсти.
Бараны любят строй и тишину.

Идут года… а волк все прозябает.
Никто вокруг его не понимает.
Беззвучно выть — нерадостный удел.
Усталый волк встает до стада, рано,
Напялить шкуру жирного барана,
Которого уже поймал и съел.


Художница Елена Саморядова

Она приходит с каплями дождя

Она приходит с каплями дождя.
Под рокот туч, полна грозой и страстью.
Заходит в дом, приветствия не ждя.
Садится в кресло. Тонкому запястью

Так мил старинный, сказочный браслет.
Она пьет кофе, шутит и смеется.
И свет ее, прекрасный, теплый свет
Надолго в этом доме остается,

Благославляя стены и жильцов,
Сияя в сердце добрыми словами.
Допив свой кофе, девушка из снов
Уходит в ночь, танцуя с облаками.

woman-2917779_1280

Ночь Ис-сух-шат

333
За ужином мать, снимая нагар со свечи, тревожно спросила:
– А где Майкл?
Ее беспокойство было не напрасным. Cегодня ночью будет новолуние. В наших местах это особое время.

Сидящие за столом родственники переглянулись. Моего отца, старосты деревни, тоже не было с нами. Он был с людьми, проверял соседские дома. В прошлый раз кто-то забыл усыпить собаку. И она привела Ис-сух-Шат к своей будке, прежде чем превратиться в кровавое месиво. Я сам видел и ту лепешку фарша, что осталась от пса, и волосы Ис-сух-Шат, исчезающие в свете солнечных лучей. Ее волосы толщиной с палец и длиной в несколько локтей. Они медленно шевелились, становясь из черных бурыми, и осыпаясь в труху.

Не успело мамино волнение охватить всех за столом, как вошел Майкл. Что-то буркнув в ответ на ее расспросы, он взял еды и занял свое место.
Майкл – мой брат, он младше меня на два года. Скоро ему исполнится тринадцать. Еще у меня есть две маленькие сестры, они тоже ужинали с нами. За столом также сидела тетушка Эмма, незамужняя сестра отца. Она живет в нашем доме и помогает матери по хозяйству.
Во главе стола ожидала отца пустая тарелка.

Пред тем, как мы начали есть, мать пожелала узнать, все ли животные опоены.
– Я опоила овец и корову, – сказала тетушка Эмма.
– Мы усыпили птиц, – сказали сестры.
Мать повернулась ко мне:
– Тим?
– Я позаботился о Быстром, – ответил я, – влил в него целую бутылку.
Быстрый – это наш конь, и я здорово с ним управляюсь. Не каждый взрослый так смог бы!
– А Дружок? Кто-нибудь опоил Дружка? – забеспокоилась мать.
– Я, –ответил Майкл. – Не по нраву ему это пойло.
– Как и всем нам, – заметила мать.

Кошек у нас не было, и это к добру. За кошками не уследишь, они любят прятаться. А в новолуние должны спать все. Конечно, во дворе у нас бегали и мыши, и крысы, и прочие мелкие твари. Но они не способны привлечь Ис-сух-шат, слишком уж малы.

Успокоившись, мать принялась за еду, но тут же вскочила – вошел отец.
– В деревне все в порядке, хвала небесам – отец устало опустился на стул. Ужин мы закончили в молчании, а затем мать налила каждому по кружке мутной, сладко пахнущей жидкости.

Меня передернуло от одного ее запаха. Это сонное средство делалось из ядовитых трав, и равно действовало на всех теплокровных. Две капли на птицу, двадцать на собаку, пол-чашки на коня. Зелье отмерялось всем нам по весу и разводилось водой. На следующее утро от него немного тошнило и болела голова. Животные становились на день вялыми. Наверное, у них тоже болела голова.
– Идите спать, и доброй всем ночи, – сказала мать. – Не мешкайте, скоро совсем стемнеет.

Мы взяли кружки с сонным отваром и разошлись по своим спальням. Я ночевал в одной комнате с Майклом. Когда мы сели на постелях, собираясь выпить противную жидкость и задуть свечи, Майкл сказал:
– Я хочу тебе кое-что показать.

Он нырнул под свою кровать и достал ящик, обмотанный темной тряпкой.
– Потуши свечу, – сказал он.
Я послушался, а свою свечу он отставил на пол за угол кровати. В спальне стало сумрачно, зашевелились тени. Из коробки послышался слабый шорох.

Читать продолжение: https://litnet.com/book/noch-is-suh-shat-b77551

Вторая сказка Линды (из романа Путь становления леди)

coffee-667052_960_720

– Я хочу рассказать тебе сказку, – сказала Линда.
Тамара удобно расположилась на кровати.
– Жила-была одна прекрасная принцесса, – продолжила Линда. – Во дворце ей жилось очень скучно: король занимался делами государства, а королева двором. Старой верной нянюшки у принцессы не было, а свита состояла сплошь из напомаженных подхалимов. Они были глупыми и шумными, и принцесса гнала их прочь.
Она часто сидела в своих покоях одна и читала книги.

Однажды принцессе стало совсем уж скучно, и она решила побеседовать с кем-то, кто, заискивая в глаза, не станет источать за ее спиной яд.
И принцесса решила поселиться среди простых людей. Хотя ее и предупреждали о бессмысленности подобного поступка.
– Кто предупреждал? – спросила Тамара.
– Старая верная нянюшка.
– Но у нее же не было няни!
– Это была няня ее младшей сестры. Младшая принцесса была успешно социализирована. И имела кучу фальшивых друзей… Ты послушай о старшей.
– Слушаю, – Тамара закрыла глаза и представила себе прекрасную принцессу, похожую на актрису Одри Хепберн.

– Принцесса сняла с себя все драгоценности и прекрасное платья. Надела вещи, одолженные у слуг и отправилась в ближайшую деревню. Инкогнито.
Там она сняла комнату у одинокой вдовы и нашла себе работу. Принцесса стала помогать в продуктовой лавке. Казалось бы, у нее было все для счастья: натуральная еда, искренние люди. Но на самом деле начались проблемы.
– Какие?
– Почему-то почти все женщины невзлюбили ее. Дети и старики улыбались в ответ на ее лучезарную, полную искренней радости улыбку. А селянки… только кривились.
– Но почему?
– Потому что она была слишком уж прекрасна, добра и воспитанна. Впрочем, как и полагается настоящей принцессе. «Почему у тебя волосы блестят, как соплями намазанные?» – ехидничала одна селянка. «У тебя даже морщин вокруг глаз нет!» – с осуждением говорила другая, на пять лет младше. «Ты такая худая и молчаливая, не больна ли?» – с надеждой спрашивала третья.
Вот так разбилась мечта принцессы найти себе подруг.

– Хм…– Тамара задумалась. – Тогда, наверное, принцесса нравилась селянам?
– Совсем нет.
– Но почему?
– Потому что она была слишком уж умна! Она же прочла много книг. Также она легко читала иностранные этикетки на товарах, разбиралась в политике и оружии…
Тамара усмехнулась: эта проблема принцессы была ей знакома по личному опыту.
– В общем, она вернулась во дворец?
– Нет. Она оправилась миссионером в Африку. И там обрела свое счастье. Племя, в котором она поселилась, было очень примитивным. Там никто не умел завидовать.

Зависть — многословная особа

Зависть — многословная особа.
И обличий у нее не счесть.
Иногда проглядывает злоба.
Иногда струится гадко лесть.

Такова завистника повадка —
Выдать яда едкую струю.
Но змее приходится не сладко.
Метит в наши души, жжет свою.

viper-152555_960_720