ИЗБРАННОЕ

Опять проснулась на рассвете,
И ощущение весны…
А за окном всё свищет ветер,
И странные мне снились сны.

Что снилось? Озеро искрится.
Прохлада ночи, плеск волны.
А я — с крылами, словно птица,
Кружу в сиянии Луны.

И в небе лебеди царили.
Я поднималась высоко.
Меня к себе они манили,
И было на душе легко,

И крылья струнами звенели.
Проснулась… За окном серо.
В моей размётанной постели
Осталось белое перо.


Художница Елена Саморядова

Когда украдкой плачет небо,
Когда молит душа чудес,
Беру с собой кусочек хлеба
И ухожу в осенний лес.

Там бродит конь, белее снега,
Он дарит счастье и добро.
В его глазах — покой и нега.
О конь, живое серебро!

И я стою, не та, что прежде,
На перекрестье всех судеб…
И я шепчу в благой надежде:
“О, дивный конь! Прими мой хлеб.”


Художница Елена Саморядова

Я такая, как есть,
И с другими, и дома.
И считаю за честь,
Что с собою знакома.

Столько шума вокруг,
Бесконечные драмы.
А зеркальный мой друг
Шлет улыбку из рамы.

Говорит: “Не скучай,
Счастье — сиюминутно!”
Мы идем ставить чай.
Я и я. Нам уютно.


Художница Елена Саморядова

Казалось, не было дождя,
Но в чашах роз блистает влага.
Вспорхнул скворец, за мной следя,
И начал песнь, про мир, про благо.

Он пел, я слушала в ответ.
Он говорил: “Ушли морозы,
Теперь вокруг тепло и свет!”
И по щекам стекали слёзы,

Солёно таяла печаль.
В душе надежда вновь проснулась…
Скворец, допев, умчался вдаль.
А я, сквозь слёзы, улыбнулась.


Фото: Sergei it, forum.awd.ru

Опадает сирень,
Осыпается лето.
Я брожу, словно тень,
Вдоль речного рассвета.

Легким шелком песок
Утекает с ладони.
Закружит лепесток
И неспешно утонет.

Вкус несказанных слов,
Непонятное бремя…
Чередой облаков
Обозначилось время.

“Перемирие”

Я, как обычно, стоял за прилавком, когда дверь магазина звякнула колокольчиком. И вошел Сэм. Глаза его были сонными, но держался он бодрячком. Сэм направился прямо ко мне. Впрочем, больше тут никого и не было.
– Хай! Дуа. Пиуа. Оди-ннн ксипсы.
Понять его было бы нелегко, но я уже навострился. «Два пива, один чипсы», что же еще.
– Какое пиво?
– К-рррасное!– это прозвучало неожиданно четко.
Своей несуразной волосатой конечностью он протягивал мне купюру. Я осторожно взял её (вроде бы без слюны), отдал покупки и сдачу. В лицо ему я старался не пялиться. То ещё зрелище, знаете ли. Я пока не привычен.
Сэм достал из кармана обвисших штанов пакет и убрал туда продукты.
– Спа-си-уо! – в вежливости ему не откажешь.
– Передавай привет Александру!
– Д-уа!
Он направился к выходу, виляя пушистым рыжим хвостом из прорези в штанах. Ретриверы – самые дружелюбные собаки в мире.


Художница Елена Саморядова

После его ухода я некоторое время читал газету. Статья на второй странице прямо-таки вопила о новейших достижениях генной инженерии. И неудивительно. Таких как Сэм с каждым днем становится все больше. Колли, пудели, болонки – трансформированные породы всё прибывают. Стоят эти т-собаки, конечно, очень недешево, но желающих их приобрести предостаточно. Я слышал, что есть запрет на трансформацию собак агрессивных пород, впрочем, их наверняка уже полно в армии.
У генетиков ушло невероятно много времени на расшифровку собачьего ДНК! Я читал об этом еще в детстве. Зато теперь они могут творить с этим ДНК все, что пожелают. Я-то в курсе новостей науки, потому что еженедельно читаю «Вестник британских ученых». Полагаю, в свои сорок с небольшим лет я в отличной интеллектуальной форме.
Колокольчик на двери опять подал голос, и в магазин вошли две девушки. Не местные. Та, что повыше, была светловолосой и полной, в обычной одежде. Вторая оказалась стройной низкорослой шатенкой. В шляпке. Ее лицо скрывала густая вуаль, на руках были кружевные перчатки. И одета она была в какое-то тёмное кукольное платье.
Чего только не увидишь.
Они подошли к прилавку, и я заметил, что «куколка» движется с не присущей обычному человеку грациозностью. Наверное, она балерина.
Читать рассказ полностью

“Жалейкина”

Старость давно уже преследовала Дарью Ивановну Жалейкину. То мелькнет серебряной паутинкой в волосах, то ляжет тенью вдоль тонких губ, тронет глаза «гусиными лапками». Дарья Ивановна не поддавалась старости. Посещала салоны красоты, фитнес-клубы, парикмахерские. Модных косметологов. Не совсем самых модных, конечно. На самых модных у Дарьи Ивановны не было денег. Жила она вдвоем с кошкой, зарабатывала немного. И, в основном, деньги уходили на борьбу со старостью.

Внушил ли кто Дарье Ивановне, или сама она пришла к такому выводу, но считала она, что со старением жизнь человека заканчивается. И надо быть вечно юной, вечно веселой, и тогда будешь живой.
Тем временем старость подбиралась к Дарье Ивановне все ближе, касалась ее сухими пальцами. И бежала Дарья Ивановна в страхе делать маски и укладки, чтобы еще день выиграть для «жизни»… Хотя, что за жизнь у нее была такая особенная? Скучная работа в душном кабинете, кошка да телевизор.

Иногда, правда, Дарья Ивановна ходила в музеи, на выставки. Могла пойти в кино с подругою, если удавалось эту подругу уговорить. Подруги у Дарьи Ивановны были уже людьми зрелыми, воспитывали внуков. И в кино им было ходить недосуг.

Но недавно вышел хороший фильм. Про лихие приключения и красивые отношения. И Дарья Ивановна решилась пойти одна, потому что рекламировали фильм много, и ей стало любопытно.
Она купила в кассе билет и прошла в зал. Отказалась от конфет, колы, попкорна и мороженого, потому что соблюдала диету. Устроилась в мягком кресле. Потушили свет.

Сначала, как всегда, пошла реклама… Потом стали показывать сам фильм, прерывая его то и дело на рекламные паузы. И вот, когда очередная юница рекламировала очередной крем от морщин (Дарья Ивановна взяла его на заметку), сидящий справа от нее мужчина наклонился и прошептал:
– Мы вам поможем.
Читать рассказ полностью