Я забуду веселые краски

Я забуду веселые краски.
С глаз смахну надоевшую соль.
Раньше жизнь предлагала мне сказки,
А теперь – одиночества боль.

Раньше бабочкой яркой парило
Сердце, веря восторгам “друзей”.
Стану молью сухой, сизокрылой.
Сдам себя в позабытый музей.

love-2634341_1280

Уличный кот по имени Боб, Джеймс Боуэн (рецензия)

У большинства из нас есть теплое жилище, подходящая работа и семья. Но некоторым повезло меньше. «От сумы да тюрьмы не зарекайся», – гласит пословица.

Джеймс Боуэн появился на свет вовсе не в среде маргиналов, его мать была успешным предпринимателем. Но ее развод с отцом Джеймса и постоянная загруженность работой плохо повлияли на мальчика. Не успевая подружиться со сверстниками из-за постоянных переездов семьи, ненавидя отчима, он вырос трудным подростком. Одиноким и отчаянным. И вскоре сорвиголова-Джеймс «прочно встал на путь саморазрушения».

Попытка начать самостоятельную жизнь на новом месте провалилась. Юноша остался без поддержки родственников, без средств к существованию и возможности найти хорошую работу. Любую работу. «Легко придумать причину, толкнувшую вас к наркотикам, но в моем случае все было предельно ясно. Одиночество — и ничего, кроме одиночества.» Джеймс когда-то мечтал играть в группе, а в итоге оказался нищим, на улице.


Художница Елена Саморядова

«Музыкант-неудачник, пытающийся избавиться от наркозависимости, едва способный заработать на немудрящую еду и живущий в муниципальной квартире», – так говорит он о себе. «Жизнь на улицах… лишает тебя достоинства, личности — лишает всего. Хуже того, ты становишься никем в глазах других людей. Они начинают воспринимать тебя, как пустое место.»

Однажды вечером Джеймс обнаружил раненого рыжего кота в подъезде своего дома.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ »

Дом, в котором, Мариам Петросян (рецензия)

Каждую книгу можно назвать отдельным миром. Эти миры бывают волшебными, страшными, непонятными. Когда мы переворачиваем последнюю страницу, то благодарим автора за путешествие и расстаемся с книгой. Так бывает в большинстве случаев.

Но достаточно сложно расстаться с «Домом» Мариам Петросян и его необыкновенными обитателями. Едва пробежав глазами по последним абзацам первого издания… я захотела прочитать второе. Потому что там – больше текста, больше Дома, и я смогу узнать что-то новое о людях, которых уже успела искренне полюбить.
Что же особенного в этой книге?


Художница Елена Саморядова

Давайте на минуту представим такую картину. Летняя ночь, перед нами спокойное озеро, а в черном атласном небе сияет полная луна. Тихо плещется вода, и на волнах возникает серебряная лунная дорожка. Мы не можем ступить на нее. Волшебство пропадет, и получится лишь замочить ноги. Но мысленно мы уже пробежались по сияющему пути, и наша душа стремится к тому, что находится в его конце. Потому что там – нечто чудесное. Так и с книгой. Вроде бы, сейчас мы в привычной реальности и просто читаем, но миг – и мы уже скользим по зыбкому серебру в неизведанное.

Перед читателем с самого начала встает множество вопросов. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ »

На сто восьмой минуте бытия

На сто восьмой минуте бытия
Я вижу тень. Похоже на собаку.
И, безусловно повинуясь знаку,
Иду туда, где бродим ты и я.

И я смотрю, охвачена тоской,
Как ты и я уходим вдаль куда-то.
На фоне неизбежного заката.
На фоне лжи, сусально-золотой.