Дом, в котором, Мариам Петросян (рецензия)

Каждую книгу можно назвать отдельным миром. Эти миры бывают волшебными, страшными, непонятными. Когда мы переворачиваем последнюю страницу, то благодарим автора за путешествие и расстаемся с книгой. Так бывает в большинстве случаев.

Но достаточно сложно расстаться с «Домом» Мариам Петросян и его необыкновенными обитателями. Едва пробежав глазами по последним абзацам первого издания… я захотела прочитать второе. Потому что там – больше текста, больше Дома, и я смогу узнать что-то новое о людях, которых уже успела искренне полюбить.
Что же особенного в этой книге?


Художница Елена Саморядова

Давайте на минуту представим такую картину. Летняя ночь, перед нами спокойное озеро, а в черном атласном небе сияет полная луна. Тихо плещется вода, и на волнах возникает серебряная лунная дорожка. Мы не можем ступить на нее. Волшебство пропадет, и получится лишь замочить ноги. Но мысленно мы уже пробежались по сияющему пути, и наша душа стремится к тому, что находится в его конце. Потому что там – нечто чудесное. Так и с книгой. Вроде бы, сейчас мы в привычной реальности и просто читаем, но миг – и мы уже скользим по зыбкому серебру в неизведанное.

Перед читателем с самого начала встает множество вопросов. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ »

На сто восьмой минуте бытия

На сто восьмой минуте бытия
Я вижу тень. Похоже на собаку.
И, безусловно повинуясь знаку,
Иду туда, где бродим ты и я.

И я смотрю, охвачена тоской,
Как ты и я уходим вдаль куда-то.
На фоне неизбежного заката.
На фоне лжи, сусально-золотой.

Если б можно было вырвать душу

Если б можно было вырвать душу,
Бросить в прорубь… Бросить зло и больно —
Путь утонет! Хватит! Всё! Довольно.
Стану тверже, злее. Стану суше.

Мокнуть вновь не буду я слезами.
Сердца мякоть ранить вновь не буду.
Я забуду. Всё и всех забуду!
Стану камнем. И сольюсь с горами.

Остался

Темное осеннее небо роняло на землю тяжелые капли. Он медленно шел по разбитому, мокрому тротуару, уклоняясь от встречных прохожих. Вечерело. По асфальту проносились одинокие машины: свишшшш… И тогда на него летели холодные грязные брызги.
Воздух был свеж и прохладен. У дождя был привкус меди.

Он шел, глядя себе под ноги, высокий, хорошо одетый (может быть, даже слишком хорошо для этого бедного квартала) мужчина средних лет. Первоклассная стрижка, дорогое пальто, кейс из натуральной кожи… Его лицо было совершенно спокойным, задумчивым. Но внутри него все дрожало от волнения, нетерпения и, может быть, страха.

Некоторые прохожие оглядывались на него. Мужчина выглядел крайне уверенным в себе, но пристальный взгляд мог отметить и избороздившие лицо горькие морщины, и слишком много седины в волосах.
Иногда он поднимал глаза и оглядывался по сторонам. С интересом, иногда с отвращением (при виде зловонной помойки или валяющегося у дороги трупа собаки). Надвигающаяся темнота маскировала убожество бедности, но и затрудняла поиски нужного дома. Нужного подвала. Нужной фирмы.

«Они называют себя фирмой, Уинстон… Название?… Что-то вроде «Путешествие в прошлое»… Как-то так… Ну естественно, нелегально. Поэтому и ютятся Бог знает где, в трущобах… Цена? Вполне приемлемая, для тебя тем более… Что? Нет, сам я не пробовал, дружище, к чему мне это?… Ладно, все нормально… Я могу спросить у того парня, где их найти».
Тогда Уинстон отказался. Отшутился, пытаясь скрыть, как его заинтересовало это, сама возможность этого… Но, спустя неделю, он сам позвонил своему знакомому и попросил познакомить с «тем парнем».
ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ »